September 11th, 2013

Вот ты какой, северный олень!

Мы перешли границу с Россией в районе Грайворона. Сейчас я не готов что-либо связное рассказать о нашем путешествии по центральной России, слишком противоречивые чувства одолевают. Может быть, чуть позже созрею. А пока обозначу наш путь пунктиром. С юга мы поднялись по золотому кольцу до самого севера. Если быть уж совсем точным – до Соловецких островов. Преследовали две цели: побывать в этом знаковом для каждого россиянина месте и одновременно завершить наш давний проект – «Цветные моря». До этого довелось побывать на Черном, Красном, Желтом, Мраморном морях. Белым морем мы закрыли для себя тему.
Добравшись с одной окраины империи до другой, мы совсем не торопись домой. Впереди нас ожидала Финляндия. Из российской Карелии в финскую есть несколько путей. Двигаться по самому короткому из них нам отсоветовали местные жители да один забавный случай. Находясь, что называется, на распутье, мы в очередной раз решили посоветоваться с аборигенами. Вопрос, на мой взгляд, был очень корректным: - Как лучше добраться до границы? Два солидных мужчины как-то странно посмотрели, что я даже засомневался, уж не еду ли я в обратном направлении, но затем посоветовали, как лучше двигаться: ближайший погранпереход оказался труднодоступным из-за разбитой лесовозами дороги. Для нас это было некритично, но все же решили сделать небольшой крюк и перейти границу у Костомукши, но прежде решили пообедать. Кафе нашли на задворках городка, и каково было наше удивление, когда поднявшись из-за стола, обнаружили у нашего автомобиля подтянутого мужчину, служащего где надо. У нас проверили документы, выяснили наши цели, осмотрели машину. Мы, отвыкшие от внимания компетентных органов (за время путешествия у нас всего лишь раз во Франции проверили визы), поинтересовались – чем обязаны. Оказалось, вопросом о границе. «Ну что ж вы, - пожурил товарищ, - не могли спросить, где тут погранпереход? А то граница, граница…».
Взбодренные нашим правоохранителем, мы как-то начали опасаться как наших, так и финских пограничников и таможенников. Вдруг такие же бдительные, а у нас в багаже несколько бутылок испанского и итальянского вина. Как выяснилось, никого они не заинтересовали, хотя финны ограничивают оборот алкоголя, но ненавязчиво. Пиво со слабым градусом продается значительно дешевле обычного, в чем лично с разочарованием убедился. А вообще первый же встреченный финн оказался серьезно поддатым. Дело было так. Из-за сделанного крюка мы засветло не успевали к запланированному отелю. Решили подыскать придорожный. В этой части страны много горнолыжных курортов. Хотя и не зима, но решили заглянуть в один из них. Итак, несколько домиков, все открыты, но ни одного человека не видно в округе. На задворках находим пару, разжигающую костер. Мужчина, еле ворочая языком, рассказал, что хозяева курорта живут где-то у подножья горы, но сейчас он им позвонит. После нескольких безуспешных попыток набрать номер, мы понимаем, что ночевать придется в другом месте, но, как говорится, спасибо, что не остался равнодушным.
Приют мы нашли через несколько километров. Дороже, чем обычно, но зато в нашем распоряжении оказался огромный 2-этажный дом, понятно, с сауной. Владелец его оказался непростым парнем: небольшой офис был забит кубками. Каким видом спорта занимался финн, было понятно без слов: у входа стоял «Жук», из задницы которого торчал огромный двигатель, а во дворе томилась без дела кроссовая «пятерка».
А вообще-то, в Финляндии не полихачишь. Скорость: 60-80-100 и обратно, у каждого населенного пункта на въезде-выезде по камере. Дорога в этих местах - хорошая двухполоска, но без обочины. Наверное, есть какое-то объяснение этой странности. Движение очень рассеянное, кроме местных никого не видели. Немного растерялся, когда встречный подмигнул фарами – неужто засада. Оказалось, предупредил, что у обочины пасутся северные олени. Животные видно, что домашние, в ошейниках, но близко не подпускают. С большим трудом одного красавца удалось заснять. Впрочем, чему удивляться, мы оказались у границы Лапландии, во владениях Санта Клауса. Был позыв продвинуться дальше, в Швецию, но как-то скандинавские цены на это не вдохновляли. Здесь все оказалось значительно дороже, чем в Западной Европе. Поэтому мы выкатились к Ботническому заливу и по побережью начали спускаться к Турку-Хельсинки.
Финские городки и поселения – это песня. Красивые, уютные, вписанные в ландшафт так, будто их создала сама природа. Двигаясь по пустынной дороге, порой не догадываешься, что рядом кипит жизнь. Только когда в лесном просвете мелькнет домик, понимаешь, что проскочили очередной хутор. Удивительно, но факт - на многочисленных любовно обработанных полях ни разу не видели работающих людей, только плоды их труда. Леса вокруг очень чистые, хворост собран в кучи. После валки леса корни деревьев корчуются.
В глубинке народ живет полноценной жизнью, в любом городке несколько торговых центров, сервисы и дилеры всех известных автомобильных марок. Остановившись в одном из придорожных мотелей в домике с названием «Pytinki» (уж не знаю, как это читается по-фински, но по-русски однозначно) мы обнаружили аквапарк (постояльцы могут посещать его бесплатно), стрельбище и, видимо, трассу для биатлонистов, отсыпанную специальной дресвой. В пяти метрах от порога можно было собирать грибы и бруснику. При этом в округе на несколько километров не было крупных населенных пунктов.
Удивило вот что: даже на периферии, вблизи полярного круга во множестве попадаются люди совсем не скандинавской внешности: арабы, негры. Видели русских, подрабатывающих уличными музыкантами – репертуар только советские песни. Столкнулись со странными женщинами, если бы не своеобразный наряд, подумал бы, что цыганки. Может, малая народность какая, но как-то уж очень особняком они держались.
В Хельсинки остановились в отеле, что расположился на берегу залива. До центра рукой подать, но такое ощущение, что живешь вдали от цивилизации. Может, всему виной тишина, а может быть дикие гуси, которые нашли здесь приют и совершенно не боятся людей.
Центр столицы по незнанию можно легко спутать со старинным русским городом: памятник царю, белокаменный собор… Только портовая торговая площадь имеет финскую специфику. Тут можно не только купить сувениры и что-то более серьезное, вплоть до финских ножей, а также попробовать национальные блюда, местные продукты. Вот если бы еще не постоянно моросящий дождь, так вообще оттуда уходить не хочется. А тем более уезжать. Однако нам пора: утром мы сели в наш автомобиль, а через несколько часов оказались в гостинице на Крестовском острове.
Привет, Питер!